Previous Entry Share Next Entry
Самая Прекрасная парикмахерша в городе. Зарисовка.
glaza_sobaki
А ты не знаешь, я пробирался сквозь джунгли строительных лесов и автобусных поручней. Я искал тебя в узорах переплетающихся рук и волос, а находил только обгоревшие шлагбаумы парикмахерских ножниц. Облака лака-фиксатора. И еще хрипловатый голос, который пел о чем-то прекрасном и добром из радио на стене (того нового радио, которым ты так гордилась). Совсем не помню, как ты смеялась и не знаю, как говорила: «ужин на столе», но я никогда не забуду цвет твоего защитного фартука. И тонкую струйку дыма, тянущуюся от пахучей сигареты твоей посетительницы (ведь точно так же тянулись мои безликие дни в ожидании тебя).  
Я стоял, прислонившись щекой к витрине. Я любовался твоей тонкой талией в пене сливочного кружева, перетянутой зеленым атласом сомнительного качества. Посетительница качала головой в такт щелчкам твоих щипцов. Все оставались при своих будничных обязанностях, не смея подвергать сомнению могущество негласного договора бытия. 
Твоя шея тоньше всех самых тонких шей. Твоя кожа прозрачней самого прозрачного стекла. Твои паучьи объятия пальцев и перекисевых, пахнущих жженой соломой, прядей… я бы сравнивал тебя с янтарно-бархатными герберами в стеклярусе дождевых капель. Я бы следовал сквозь подводные лабиринты и колдовство сонных волн к твоим чистым и правильным дорогам рек. Вырастил бы для тебя сад, в котором яблони цветут круглый год, а кирпичи бордюров напевают мелодии модных французских романсов. Но ты высматривала мою лохматую макушку среди сотен других разнознакомых и разноцветных, старалась обходить меня стороной. Ты пугалась моего точеного профиля, когда встречала его случайно в утренней толкучке метро. Ты выучила все цвета всех моих рубашек, чтобы угадывать меня уже издали и переходить на другую сторону улицы. 
И вот он я. Я стою, прислонившись к мокрому окну (на моем лице останутся позорные красные отметины, незнакомый дворник снова будет дразнить меня вуайеристом). Скоро закончится обеденное время и мне придется вернуться на почту. Представляешь, как это трудно – отправить тебе хотя бы одно из тех замечательных писем, что я написал, работая на почте?

Я уже множество раз получал твои отказы по воображаемому факсу. Стирал их, как пыль с книжной полки, из воображаемого автоответчика.Я отрастил себе самые длинные в городе патлы. И через час за тобой приедет какой-то очередной и пустоголовый на своем голубом спорт-каре.

И твои кудри будут сиять апельсиновым огнем на новом весеннем солнце. 

?

Log in