Previous Entry Share Next Entry
Осень у моря
glaza_sobaki
 *Пересекая ограду – не задень ее острых шипов, иначе она навсегда скроет от нас свои  розы.  

Удивительное зрелище – осень у моря. Когда воздух пропитан влажной солью, камни дышат студеным блеском, гниющие медузы, прочь выброшенные прибоем, больше никогда не раскроют свои купола и беспокойная вафельная вода беснуется в серых рефлексах хмурого неба.  Зыбкий песок мешается с налетевшими из перелеска листьями и будто тихонько выдает отрывистую «w» при каждом  его шаге. Но он не услышит, как поет песок. Не разглядит рисунка лупящейся краски по ломаным шезлонгам.
    
И все потому, что когда он все-таки проникнет в недра заброшенного санатория, осторожный, слегка оглядываясь по сторонам, разрешится от пути по кривой, испещренной древними корнями, тропинке, он увидит сизые проблески между деревьев, но не решится сразу выбежать к морю. Наверное, оттого что в детстве его напугали рассказами, где волны, прибивающие к берегу мертвецов. Разумеется, он уже не боится. Но, должно быть по привычке – земля сама начнет останавливаться, постепенно затормаживая его движение. Подойдет ближе: в обрамлении черных перекрученных прутьев ему покажется, будто никаких препятствий не наблюдается. Будто вокруг никого нет, и он сможет, оставаясь в покое, забить свою трубку каким-то дешевым табаком, всматриваться в самые далекие дали. И до полного изнеможения предаваться своим красивым воспоминаниям о бесследно исчезающей ночи, в которой, долею часа ранее, Она уже посвятила ему все свои линии: от рисующей стык зубов и десен, до тонкого вертикального шрама на ступне. Его взгляд на некоторые мгновения застрянет в плетениях веток, он даже не успеет осмотреться, как отвратительная композиция запахов тины и рыбьей чешуи ударится в голове внезапным осознанием: это пахнут Ее волосы. Он испугается собственных мыслей (ведь мы все знаем, отчего волосы начинают так пахнуть) и с силой ущипнет свое запястье, дабы впечатление от физической боли вытолкнуло из сознания дурную идею.
А потом совершенно неожиданно он заметит: настал рассвет, окрасил розовато-желтыми бликами мутный оттенок происходящего, и будто бы подарил, на долю секунды, свободу от нарастающей тревоги в сердце. И он наконец-то повернет голову чуть правее…
 
Что это была за женщина? Еще не успевшая взойти на порог старости Пилар Тернера, пантера с неловкостью ребенка-переростка. Ее походка напоминала подбитую камнем змею, не растерявшую своей грации даже в предсмертном состоянии. Долговязая, эти сутулые плечи и глаза с поволокой… Она была какой-то, возведенной в высокие степени томления, истощенной до крайней фазы чувственности, когда каждое, даже самое легкое прикосновение, наподобие падения дождевой капли на ладонь, осыпает мурашками все тело и возможно лишь лежать  на спине, не покрываясь одеялом без единого движения.
Она доводила меня до исступления, мне хотелось владеть ею так, как обезумевшая от голода чайка владеет погибающим животным.  Ломая эти длинные руки, раздирая локти об острые края ракушек, безжалостно сминая  в горячие складки смуглую кожу в желобке позвоночника Ее спины, царапая широкие бедра, безжалостно размазывая обвисшие белесыми каплями, маленькие груди собственным телом,  с каждым движением все сильнее впечатывая в землю…  будто заживо погребая, упиваться хрустом Ее суставов. Я желала источить Ее. Обратить горсткой пепла, или облаком искрящейся пыли, которое смешалось бы с утренним туманом. И в качестве эпилога  –  зябко кутаясь в отброшенное в сторону пальто, прерывисто и резко вдыхать этот осенний воздух со сладковатым привкусом гари.
Или упасть на нее, уже добитую, содрогаясь от частых толчков собственного сердца и бесконечное количество часов дышать в спутанные клочья волос, когда воображение в состоянии только припоминать  картинки, из твоей любимой в далеком детстве, раскраски, или осколки статей из «Энциклопедии растений», но не более того. И так дальше. Пока не случится прилив.
Но все это ради того лишь, чтобы, уходя, обернуться и увидеть Ее, распятую на холодном песке. Нога неестественно согнута, одна из рук плотно сжата в кулак – так и замерла в отчаянных попытках бороться, другая – агонически вцепилась в песок и напоминала корявую граблю, капля воды во впадине пупка, дрожит, словно живая. Шею в красных отметинах,  венчает сильно запрокинутая голова, из-под слегка опущенных век на меня струится испуганный взгляд. Он стекленеет. Губы распахнуты и в них, как в горлышко пустой бутылки, задувает, уже совсем северный ветер.
А я, поправляя воротник, невольно додумываю этот характерный завывающий звук.
 
Мой милый мальчик, из окна разрушенного здания санатория, мне хорошо был виден рассвет. Тучи начинали рассеиваться, и небо достаточно быстро прошло все позиции этого градиента – от свинцового, через голубой к розовому. В трещинах облаков золотились первые солнечные лучи, прозрачные, как  плиссированная органза, они ниспадали в водную гладь. Ласкали теплым блеском. Ветер понемногу стихал. Назавтра и вовсе обещали штиль. Что будет весьма благодатно для прогулок по воде. Если решишь прокатиться на катамаране – не забудь накинуть свой пластиковый дождевик. Возможен кратковременный дождь.  Только не бери зонт – ты можешь случайно обронить его. Хотя… Тебе бы и в голову не пришло кататься на лодке с зонтом, не так ли? Это ведь такая глупая идея: даже если его приладить куда-нибудь, чтоб не мешался, то он может соскочить случайно и попасть в механизм.
Но ты ведь смелый, правда? Ты же не боишься плавать в холодной воде?
Я слышала: здесь, в этом городке многие купаются до октября.  И если вдруг решишься, по выходу из воды –  сразу же одевайся, а дома выпей чаю с лимоном и медом.  Только делай это очень медленно: не обожги слизистую, иначе потом будет першить горло.
И вот когда ты наконец-то повернешь голову чуть правее, знай: в этом мире нет ничего вечного. Ровным счетом, как и справедливого. А еще, в круговороте дней, месяцев, даже лет, все повторяется. Кроме линий, разумеется… 
Ну, собственно – это все, что я могла бы тебе поведать.

P.S.:  Если все-таки возьмешь катамаран – одень крепкие ботинки. Не всякая обувь выдержит воду, тем более такую соленую.

                                                 

                                            


?

Log in